«Вирус экстремизма». Кого ищут «ловцы душ» из ИГ?

«Вирус экстремизма». Кого ищут «ловцы душ» из ИГ?

История Варвары Карауловой встряхнула все российское общество. 19-летняя студентка МГУ исчезла в конце мая, а на минувшей неделе ее задержали при попытке бежать на территорию так называемого «Исламского государства». С фото, ставших достоянием СМИ, смотрит милая задумчивая девочка. Этот образ никак не вяжется с террористами, чьи видеоролики с циничными убийствами уже много месяцев шокируют мир. Между тем, это далеко не первый случай, когда молодые люди попадают под влияние «ловцов душ» из радикальной группировки. Чем их заманивают вербовщики и как противостоять «вирусу экстремизма»?

По словам отца, сейчас Варя находится в депрессивном состоянии. В ближайшее время ей предстоит пройти курс психологической реабилитации

Жертвы вербовщиков Ошибка думать, что влиянию радикалов поддаются только маргиналы, которым нечего терять. По данным ООН, на стороне ИГ воюют более 25 тысяч иностранцев. Это выходцы из различных социальных слоев, с разным уровнем доходов, опытом и образованием. Подавшийся к боевикам выпускник Высшей академии МВД Гулмород Халимов командовал таджикским ОМОНом. Объявленный в розыск в связи с возможным бегством к экстремистам Айбек Губайдуллин в свое время возглавлял казахский футбольный клуб. Стал жертвой вербовщиков и погиб в Сирии российский актер Вадим Дорофеев. Варя Караулова – студентка философского факультета элитного вуза, свободно владеющая пятью языками.* Выходит, что в «группе риска» может оказаться вполне успешный с точки зрения социума человек, как юный, так и зрелый. Но наиболее уязвима, конечно, молодежь, у которой в силу возраста еще не сформировалась жизненная позиция. К тому же в «арсенале» экстремистов – технологии обработки сознания, доведенные практически до совершенства. С их помощью опытные манипуляторы ловко затягивают «рекрутов» в свои сети. «Легкий способ» попасть в «рай» Как противостоять негативному влиянию? Лидер азербайджанской общины, один из руководителей мусульманской организации в Воронеже Эльдар Алиса оглы Садыгов убежден – человек с прочным духовным стержнем не примет на веру сомнительные обещания. «Нужно с детства формировать систему нравственных ориентиров и моральных координат, – считает он, – к сожалению, современное общество больше внимания уделяет материальным ценностям, но человеку для полноценной жизни этого недостаточно». Он ищет что-то иное, то, что наполнит его существование особым смыслом. И нет гарантии, что в момент внутреннего кризиса рядом не окажутся «понимающие» люди, которые не предложат свое «решение» проблемы. Они не пожалеют красок, чтобы нарисовать героический образ борца за «справедливость» и укажут «легкий способ» попасть в «рай». «Адепту» даже не придется думать – главное, выполнять, что советуют «наставники». Он и не сразу узнает, что для этих «учителей» человеческая жизнь не имеет никакой ценности… Духовные традиции против радикализма Эльдар Алиса оглы Садыгов отмечает: «В ИГ зачастую попадают люди, которые не знают основ ислама, поэтому они принимают за истину, то, что им сообщают вербовщики. Но пророк Мухаммед говорил: мусульманином является тот, от чьей руки и языка никому вреда не бывает. Кроме того, в Коране сказано: «Убийство одного невинного человека равносильно убийству всего человечества, а сохранение жизни одного человека подобно сохранению жизни всех людей». А то, что предлагают экстремисты из ИГ – безбожно и античеловечно. Мы считаем очень важным донести эти мысли до молодежи, постоянно проводим встречи, организуем беседы и так далее». Работа ведется как среди приезжих студентов-мусульман, так и среди тех, кто живет в Воронеже постоянно. «Активное взаимодействие с молодежью, которая выросла уже тут, не менее важно, – поясняет наш собеседник, – дело в том, что эти ребята не видели тех традиций, которые помним мы, воспитанные в Азербайджане. И получается так, что с одной стороны, они не хотят глубоко приобщаться к духовной культуре, существующей здесь, а с другой – не знают культуру мусульманскую. Одна из наших главных задач – не дать им оторваться от корней и привить понимание того, что основа ислама – миролюбие». «В информационной войне побеждает знающий» «Терроризм не имеет отношения к религии», – подчеркивает выпускница ВГУ, магистр филологии Дина Анохина, несколько лет назад принявшая ислам . Решение стать мусульманкой стало для этой девушки результатом всестороннего изучения его духовных основ, и ее глубоко огорчают попытки извратить его суть. «Экстремисты из ИГ, по сути, используют установки ваххабизма – радикальной секты, которая формально причислена к исламу, но на самом деле опирается на идеи, противоречащие Корану», – говорит Дина. Наша собеседница обращает внимание – ни в коем случае нельзя отождествлять действия боевиков, направленные на запугивание и дестабилизацию общества, с исламом: «Это то, к чему как раз стремятся террористы, ведь не случайно они выбрали название «Исламское государство». К сожалению, люди, у которых недостаточно знаний нередко попадают в «смысловые ловушки». «Примером может служить то, как изменилось значение понятия «шахид», – отмечает Дина, которая в свое время защитила магистерскую диссертацию по лексике ислама. – На самом деле шахид – мученик за веру, но теперь так называют смертников, самоубийц, и это значение уже зафиксировано». По мнению Дины, действенный способ борьбы с «вербовочной машиной» террористов – активная просветительская работа: «Радикалам проще обрабатывать несведущего человека. Нужно понять, что это, по сути, информационная война. А в ней побеждает знающий».

*По мнению отца девушки, именно этот факт привлек внимание вербовщиков. По другой версии, Варвару хотели сделать женой одного из боевиков.

«Кроме смерти, террористы ничего обещать не могут» Александр СЛИНЬКО, заведующий кафедрой международной политики ВГУ, доктор политических наук, профессор: – ИГ – это достаточно известный проект, связанный с великодержавными амбициями ряда арабских государств Персидского залива, которые, в свою очередь, испытывают влияние США и их союзников. Данная группировка стала своеобразным ответом на начавшееся увеличение роли таких стран, как Иран, Турция, а также Сирия, где, несмотря на гражданские войны, усиливается национальный элемент. По сути, ИГ – это попытка создать некую виртуальную империю в качестве компенсации за утрату контроля. Если разобраться, то за набором примитивных концептов ничего не стоит: кроме смерти, террористы ничего обещать не могут. Однако эта экстремистская организация пользуется кризисом нелиберальных ценностей в мире, что дает почву для расширения ее влияния. Ее вербовщики усиленно ищут слабых и неустойчивых. Нередко на крючок их агрессивной пропаганды попадает молодежь. Для противостояния ИГ нужно выработать особую методику. Речь идет не только о нанесении ударов по террористам с целью их ликвидации. В борьбе с данным злом полезны все виды идеологий, обладающие моральным потенциалом.

ИГ делает ставку на умную и пассионарную молодежь Анастасия (Фатима) ЕЖОВА, исламский публицист, член редколлегии журнала «Мусульманка»: – У ИГ очень хорошо налажена система пропаганды, рассчитанная как раз не на людей с низким интеллектуальным развитием, а на умную и пассионарную молодежь. Они с ловкостью оперируют понятиями «противостояние мировой Системе» и «альтернатива», спекулируют на имеющих место и оправданных антиамериканских настроениях, на разочаровании в потребительском обществе и капитализме. Но в этом отношении ИГ – грандиозная «обманка». Их агитаторы – «продавцы воздуха», потому что нет реальных свидетельств в пользу того, что сторонники ИГ действительно строят общество социальной справедливости. Эта идеология представляет собой довольно архаичное толкование исламских текстов, не имеющее весомой и укорененной в мусульманском богословии сакральной традиции. Есть основания предполагать, что это искусственный проект, выращенный спецслужбами. У кураторов ИГ несколько целей: посеять междоусобицу на Ближнем Востоке, чтобы управлять этим хаосом; отвлечь мусульманские движения от противостояния американо-израильскому союзу на Ближнем Востоке, стравить мусульман и христиан между собой; вбросить такую трактовку ислама, которая делала бы невозможным серьезное научное и технологическое развитие (игиловцы уже запретили преподавание физики, химии, философии); отвлечь такие серьезные антизападные государства, как Иран, на войну против ИГ и истощить их в боевых действиях; нарушить веками сложившийся баланс между исламским и христианским населением, стравить шиитов и суннитов. Как с этим бороться? Нужно пресекать любую открытую пропаганду ИГ на территории России – блокировать соответствующие сайты, видео. Необходимо больше говорить о сути этого формирования и о том, каким именно интересам оно служит. Нужно развести понятия «ИГ» и «ислам». Иметь в виду, что вербовщики спекулируют как раз на идее преследования мусульман и паразитируют на прецедентах нарушения их прав. Объяснять нормы истинного ислама, подчеркивать, что они осуждают насилие. Сделать более доступными книги по истории мусульманства.

«Человек ведет себя адекватно, пока не услышит кодовую фразу» Виктория РЯБОВА, руководитель Психологического центра «Оптимизм»: – Вербовщики экстремистов выбирают людей с психологическими проблемами. В общении с ними они выискивают уязвимое место, «больную точку», на которую можно надавить и предлагают якобы простое решение. Особенно опасно, если в поле их зрения попадает молодежь или подростки, которые более подвержены влиянию, чем взрослые. У ребенка, который подвергся такой «обработке», обычно меняется поведение. Он может стать закрытым для общения, резко изменить свои представления о жизни. У него будут возникать вспышки агрессии на пустом месте, слезы без причины. Дело в том, что существуют техники гипнотического внушения, которые порождают такие последствия. Но подобные изменения не обязательны. Человек может вести себя адекватно, пока не услышит какую-то кодовую фразу. После этого он начинает выполнять определенную программу. Есть специальные техники воздействия, позволяющие «запустить» такой механизм. Но в любом случае следует помнить: жертвой вербовщиков чаще становятся люди с серьезными психологическими трудностями. Поэтому родителям необходимо быть в контакте со своим ребенком – то есть понимать, что с ним происходит. К сожалению, когда семья видит, что с сыном или дочерью что-то не так, они зачастую не пытаются разобраться, а начинают «пилить» и поучать. Этого делать ни в коем случае нельзя – закроется еще больше. Лучше обратиться за психологической помощью. Причем – не тянуть ребенка силком на прием, а сходить самим: специалист посоветует как грамотно вести себя в сложившейся ситуации.

 

Справка «ГЧ»

В нашей области проживает около 100 тысяч мусульман. Это приблизительные данные. Как пояснили «ГЧ» в отделе социально-политических проектов управления региональной политики облправительства, картина меняется за счет прибывающих студентов и в результате трудовой миграции. Представители мусульманских общин входят в Межконфессиональный совет и Национальную палату. Через эти органы, а также на уровне диаспор ведется активная работа по профилактике экстремизма.

Автор: Елена Черных Телефон: 239-09-68 E-Mail: alenagalch@gmail.com

RSS рассылка

Другие новости

Другие новости